Знакомого фирсова юрия викторовича севастополь

Из книги «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени»

Арктической зоны Российской Федерации, Северного Кавказа,. Калининградской области, Республики Крым и города Севастополь. Викторович. Владимир .. Пономарев Юрий. Лельевич . Фирсов Денис Фотопроект «Птицы знакомые «Севастопольский вальс». Уважаемый Юрий Леонидович, по вопросу трудоустройства в Южный Шумейко Виктор Викторович Мой сын - студент 2-го курса Севастопольского Государственного Университета, Фирсова Екатерина Васильевна.

Капитан дальнего плавания — Александрова; "Капитан Александров Г. Капитан дальнего плавания" — биография и фотопортрет К. Дублицкого; "Берг Карл Карлович —? Кривоногов ; "Капитан Берг и горисполком" — очерк автор Т. Кривоногов ; "Кострубов Стефан Иванович — Капитан дальнего плавания" — биография С. Кострубова; "Дудник Александр Игнатьевич — Саки Крым10 сентября года" с изображением могилы А.

Дудника ; "О Дуднике. Иваницкого "Жил отважный капитан"; "Бессмертный Евгений Дмитриевич — Кривоногова "Кают-компания" ; "Сапрыкина Ольга Александровна Капитан малого плавания" — биография и фотопортрет О. Сапрыкиной; "Сковпен Дмитрий Николаевич Капитан дальнего плавания" — биография Д. Сковпена; также дана фотография " год. Миронова; также дана фотография " год. Миронову" автор очерка Т. Кривоногов ; "Фонарев Георгий Иванович — Капитан дальнего плавания" — биография Г.

Вместимость — регистровых тонн. Экипаж — 27 человек. Барботько; "В боях за Курилы Кривоногова "Люди и судьбы"; "Косыгин Иннокентий Николаевич — Косыгина; "Курсы штурманов малого и дальнего плавания" — отрывок из книги Т. Кривоногова "Люди и судьбы"; "Шаш Николай Иванович — Капитан дальнего плавания" — биография Н. Шаша; "Щетинина Анна Ивановна — Щетининой разных лет и фотография судна с подписью: Ходила через океан семнадцать раз"; "Мельдер Александр Александрович — Капитан дальнего плавания" — биография А.

Мельдера; также дана фотография "Основной транспортный флот времен А. Мельдера, е годы"; "Гринько Алексей Андреевич.

Гринько; "Риск — благородное дело"; "Роковой пароход" — отрывки из книги Т. Коломейца; "Жизненный путь А. Коломейца" — отрывок из книги Т. Кривоногова "Люди и судьбы"; также дана фотография плавбазы "Эскимос" с подписью: Швырева"; "Кадет Иван Дмитриевич Кадета; также дана фотография судна "Завойко" с подписью: Хороший был человек — царствие ему небесное, аминь!

Сколько стойл нагородили сами себе художники, как старательно стремится каждая группа выстроить себе отдельное стойлице и наклеить на него свою особую этикетку! И как хорошо было бы вместо этой длинной конюшни с отдельными стойлами увидеть табун диких лошадей, не желающих знать никаких сектантских стойл, свободно скачущих через загородки всяких деклараций. И пусть в растерянном изумлении смотрели бы на них классификаторы и схематизаторы, тщетно гонялись бы за ними и старались пришпилить хоть к хвосту свою маленькую этикетку.

Такая-то школа, такая-то; старые формы, новые формы Процесс художественного творчества есть нечто очень сложное. Это какой-то совсем особенный процесс, очень мало сходный с обыкновенною умственною деятельностью.

Поэтому-то так часто и бывает, что крупный художник не в состоянии не только объяснить своего произведения, но даже сам понять. Эту своеобразную особенность художественного творчества отметил еще Сократ. И чуть ли не все присутствовавшие лучше могли бы объяснить то, что сделано этими поэтами, чем они.

Очень мало есть крупных художников, сознание которых более или менее совпадает с их бессознательною сущностью или, по крайней мере, сколько-нибудь полно отражает её. Таков в некоторой степени был, например, Гёте. Выявление самого себя, - выявление сокровеннейшей, часто самому художнику непонятной сущности своей, своей единой, неповторяемой личности, в этом - единственная истинная задача художества, и в этом также - вся тайна творчества.

Детьми мы ещё сохраняем свежесть и незаимствованность восприятий, умение чувствовать своими, не отштампованными чувствами, смотреть на вещи собственными глазами, говорить собственным языком. Чем больше растём, тем всё больше нивелируемся, становимся, как все кругом, видим всё в таком виде, как видят окружающие, привыкаем говорить общим бесцветным языком. Нам много есть чему поучиться у детей. Ребёнок всё время непрерывно творит язык, самостоятельно отыскивает новые слова, новые комбинации слов, новые обороты.

Сельтерскую воду он назовёт: Они, совсем как взрослые, говорят: Нам это тоже только смешно, как смешон маленький мальчик с наклеенными на губу усами. Но нам не стыдно, когда мы слышим отражённым в детях, наш тусклый, бесцветный язык, лишённый всякого творчества. Живое творчество языка мы можем наблюдать только в детях, да ещё в народе. Пушкин учился русскому языку у московских просвирен. Мы точно отпечатали у себя в мозгу все существующие слова и обороты, не позволяем себе сочинять новых и смеёмся над теми, кто себе это позволяет; мы хорошо знаем грамматику и не позволяем ни себе, ни другим нарушать её правил.

Но как же обогащается и расширяется язык, как не созданием новых слов и оборотов? И что такое грамматика, как не простое констатирование форм языка данного момента? Человеческая речь - живой, текучий, вечно меняющийся поток, а грамматика, предписывая свои правила, пытается загородить поток и превратить его в стоячий пруд.

Как уст румяных без улыбки, Без грамматической ошибки Я русской речи не терплю. Это подчинение языка зафиксированным формам, это затягивание его в узкий корсет грамматики грозит литературному языку очень серьёзными опасностями.

Французский критик Реми де Гурмон говорит: Они говорят, как книга, как плохие книги, и, когда им нужно сказать что-нибудь серьёзное, они прибегают к фразеологии этой низменной моральной и утилитарной литературы, которою мы пачкаем их нежные и впечатлительные мозги. Народ в этом отношении не отличается от ребенка; но, более смелый и предприимчивый, он создаёт свой, простонародный язык, - арго, - и в нём он даёт волю своей потребности в новых словах, в живописных оборотах, в синтаксических новшествах.

Обязательное обучение в низших классах Парижа сделало из французского языка мертвый язык, - парадный язык, которым народ никогда не говорит, и который он скоро перестанет понимать: Всемирная литература от А - Я, Что нужно для того, чтобы быть писателем?

Бальмонт написал 35 книг стихов, то есть печатных страниц, 20 книг прозы, то есть страниц. Перевёл, сопроводив статьями и комментариями: Эдгара По - 5 книг - страниц, Шелли - 3 книги - страниц, Кальдерона - 4 книги - страниц. Бальмонтовские переводы в цифрах представляют более 10 печатных страниц. Руставели, болгарская поэзия, югославские народные песни и загадки, литовские народные песни, мексиканские сказки, драмы Калидасы и многое другое.

Тысячи стихотворных строк, а на память приходит лишь: В следующих книгах, выходивших одна за другой, Бальмонту окончательно изменили художественный вкус и чувство меры В лучшем случае это похоже на какой-то бред, в котором, при большом усилии, можно уловить или придумать зыбкий лирический смысл; но в большинстве случаев - это нагромождение слов, то уродливое, то смехотворное И так не страницами, а печатными листами И писал это не поэт Бальмонт, а какой-то нахальный декадентский писарь С именем Бальмонта далеко ещё не все отвыкли связывать представление о прекрасном поэте.

Репринтное воспроизведение изданийгг. Автор предисловия к избранным речам У. Черчилля Валерий Чухно в заключение подводит итог: Авессалом Подводный с присущим ему сарказмом выразился весьма оригинально: Другой итальянец Ланфранко Беллони использовал этот термин для характеристики положения в физике вокруг проблемы холодного ядерного синтеза.

Это не паранаука - парапсихология, например, а нечто иное. Отталкиваясь от работ Флейшмана и Понса, Беллони приводит несколько примеров паранормальных научных работ. Однако, ответ на этот вопрос легко получить, изучая науку советскую. Существуют институты, защищаются диссертации, выходят книги и даже проводятся эксперименты. Ещё одна из подлинных историй. Александров в письме партийному руководству страны писал []: С тех пор я убедился, что на этом пути возможны лишь частные успехи.

Например, со своим министром определённого взаимопонимания я, в конце концов, достиг. Мы уже закрывали генетику и кибернетику. Да, именно вы закрывали генетику и кибернетику. И сегодня, как и прежде, вы остаётесь верховными судьями в науке. Он рано обезопасил себя от того, чтобы ему самому когда-либо в жизни кто-либо курил фимиам. И сделал он это без страха перед славой.

Он отдаёт себе отчёт в том, что среди рабочих инструментов частного человека такая важная принадлежность, как рекламный барабан, является совсем не лишней. Он гордо отказался зарыть в землю свой талант. Шоу употребил большую часть своего таланта на то, чтобы так запугать людей, что даже ползать перед ним на брюхе они рискнули бы, лишь имея железный лоб.

Повидимому, все уже заметили, что Шоу - террорист. Террор Шоу необычный, и оружием он пользуется тоже необычным, а именно юмором. Этот необыкновенный человек придерживается, судя по всему, мнения, что ничего на свете не следует бояться, кроме спокойного и неподкупного глаза обыкновенного человека. Но уж этого-то опасаться следует непременно. Такая теория даёт ему большое естественное преимущество, и действительно - благодаря постоянному применению этой теории он добился, что каждый, кто повстречался с ним в жизни, в книге или в театре, абсолютно убеждён, что этот человек не мог бы совершить ни одного поступка и высказать ни одного суждения, не испытывая страха перед этим неподкупным оком.

Террор Шоу состоит в том, что Шоу объявляет правом каждого человека действовать в любом случае порядочно, логично и с юмором и долгом - делать это даже тогда, когда это кого-то шокирует. Он прекрасно знает, сколько мужества нужно, чтобы смеяться над смешным, и сколько серьёзности, чтобы это смешное выставить на всеобщее обозрение. И как все люди, которые стремятся к определённой цели, он знает, с другой стороны, что больше всего отвлекает и отнимает времени некая разновидность серьёзности, которая популярна в литературе и больше нигде.

Так или иначе, Шоу был бы со мной единого мнения хотя бы в том, что Шоу любит писать. У него даже на голове нет места для тернового венца великомученика. Литературная деятельность не лишает его радости бытия. Не знаю, можно ли считать это критерием одарённости, но могу сказать, что эффект его неподражаемой весёлости и заразительно хорошего настроения необычайный.

Шоу действительно удаётся создать впечатление, что его духовное и телесное здоровье возрастает с каждой строкой, которую он пишет. Чтение его произведений, быть может, и не опьяняет, подобно дарам Вакха, но зато несомненно чрезвычайно полезно для здоровья. А его единственными противниками - чтобы сказать что-то и о них - могли бы быть только люди, для которых здоровье не имеет решающего значения.

Да и, по собственному его признанию, образ мыслей куда важнее, чем взгляды на отдельные явления. Это говорит очень в пользу такого человека, как Шоу.

Ибо и вообще для меня в любое время и в любой ситуации глубина мысли гораздо важнее её конкретного применения, и личность большого масштаба сама по себе существеннее, нежели направление её деятельности. Брехт Бертольд Овация в честь Шоу. В противном случае сказанное в ней позволило бы мне скорее и основательнее осознать мои искания, носившие до того несколько произвольный, бессистемный, нецелеполагающий характер. Читатель, надеюсь, будет в лучшем положении, познакомившись с суждениями человека, для которого, по утверждению Н.

Вопреки всем ходячим оценкам и человеческим мнениям, неделание здесь действительно важнее самого важного и благотворного дела, ибо не ослеплённость никаким человеческим делом, свобода от него есть первое хотя и далеко не достаточное условие для искания смысла жизни. На основной, недоуменный и тоскующий вопрос этого умонастроения: Что бы ни совершал человек и чего бы ему ни удавалось добиться, какие бы технические, социальные, умственные усовершенствования он ни вносил в свою жизнь, но принципиально, перед лицом вопроса о смысле жизни, завтрашний и послезавтрашний день ничем не будет отличаться от вчерашнего и сегодняшнего.

Всегда в этом мире будет царить бессмысленная случайность, всегда человек будет бессильной былинкой, которую может загубить и земной зной, и земная буря, всегда его жизнь будет кратким отрывком, в который не вместить чаемой и осмысляющей жизнь духовной полноты, и всегда зло, глупость и слепая страсть будут царить на земле. Есть один довольно простой внешний критерий, по которому можно распознать, установил ли человек правильное, внутренне-обоснованное отношение к своей внешней, мирской деятельности, утвердил ли он её на связи со своим подлинным, духовным делом или.

Это есть степень, в какой эта внешняя деятельность направлена на ближайшие, неотложные нужды сегодняшнего дня, на живые конкретные потребности окружающих людей. Кто весь, целиком ушёл в работу для отдалённого будущего, в благодетельствование далёких, неведомых ему, чуждых людей, родины, человечества, грядущего поколения, равнодушен, невнимателен и небрежен в отношении окружающих его и считает свои конкретные обязанности к ним, нужду сегодняшнего дня, чем-то несущественным и незначительным по сравнению с величием захватившего его дела, - тот несомненно идолопоклонствует.

Кто говорит о своей великой исторической миссии и о чаемом светлом будущем и не считает нужным согреть и осветить сегодняшний день, сделать его хоть немного более разумным и осмысленным для себя и своих ближних, тот, если он не лицемерит, идолопоклонствует. И наоборот, чем более конкретна нравственная деятельность человека, чем больше она считается с конкретными нуждами живых людей и сосредоточена на сегодняшнем дне, — чем больше, короче говоря, она проникнута не отвлечёнными принципами, а живым чувством любви или живым сознанием обязанности любовной помощи людям, тем ближе человек к подчинению своей внешней деятельности духовной задаче своей жизни.

Мне же это на руку - больше свободы действия. Думаю, что предложу, с тем он и согласится. В таких условиях и мне работа будет в удовольствие.

Много за эти дни разговаривал с Виталием Розе. Вообще-то мы с ним единомышленники. Измученные, они все повалились на полки и заснули. Как же их жалко. За одно только это наше время можно ненавидеть.

По его настоянию не поехал в деревню, остался в городе, чтобы с ним закупить продукты и помянуть отца в квартире у Анатолия Чепелы, куда должен прийти ещё и Володя Жильцов. Александр набрал продуктов, водки. Но разговоры получились тяжёлыми. В творческом плане все обвиняли друг друга в несостоятельности.

Анатолий Талалай. Жизнь. Карьера. Судьба. Введение (Анатолий Талалай) / Проза.ру

Больше всего меня удивил Жильцов, который говорил абсолютно словами Шамшурина, и в этой несамостоятельности очень походил на Бориса Селезнёва. А вообще, всё, что он говорил, было мелко и беспринципно.

Слава Богу, не поругались, хотя были и близки к этому, с Пашковым. Жаль потерянных выходных, потому что после такого количества выпитого и на следующий день за руль машины не сядешь. С Игорем Преловским всё обговорили. Даже решили печатать и мою книгу. Вёрстку я показал, его обсчитали. Коломийцем говорили об оплате за все издания. Он даже немного запутался. Может, и родне там как-то на глаза попадёт. Утром расплатился за все вёрстки.

Там пошло своим чередом. Я вздохнул с облегчением. Значит, буду журнал печатать у. Может быть, на этот раз они не подведут с качеством. И вновь не очень понял, что же он хочет, чтобы было во втором издании его книги. Михаил Иванович сообщил, что го числа в Клубе Н.

Рыжкова выступает Жерес Алфёров. Немного правлю, для себя пишу, чем бы её можно было расширить. Но главная, ударная мысль пока не приходит в голову. А вот над статьёй Кодина о А. Яковлеве я поработал, и мне кажется, она получилась. И мне кажется, кое-что наметил стоящее. Что в этих случаях можно сказать? Господи, как же всё это рядом! Позвонил Николаю Переяслову, вели разговор о выездном к нам секретариате Союза писателей России.

С Инягиным утвердили цены и согласовали оплату за печатание книг к обоюдному удовлетворению. Сегодня Нина получше, поживее. С ней её бывшие коллеги и друзья из музыкальной школы Сормова. Кое-что из сказанного им: Граница управления от Рыбинска до Астрахани. На Волге сейчас судоходных компаний и судовладельцев. Управление занимается содержанием водного пути, гидросооружений.

Гарантированная ими глубина на Волге 4 метра. Это вообще самый сложный участок. И единственный, где на протяжении 65 км река течёт свободно. За время строительства Городецкой плотины Волга обмелела на 1 м. Ожидают приватизацию и этой службы.

Тогда на реке начнётся хаос. Впечатление Валерий Петрович оставил самое благоприятное. Прост в общении, доброжелателен. Говорил мало и коротко, и тут же предложил обедать. Но мы отказались, вышли на палубу посмотреть на город и Волгу, пока шли до Большого Казино, где планируется строить новую подпорную плотину. Собирались не без проблем. Я пришёл по просьбе Валентина Николаева. Пришлось выступить с воспоминаниями. Но на выпивку не остался. С Ириной едем в деревню. От Михаила Шкуркина узнал, что Юрий Адрианов в реанимации.

Два дня назад ему отняли ногу из-за тромбофлебита. Всё это не выходило у меня из головы в деревне, когда копал грядки, косил траву, топил печку. Но всё-таки вокруг что-то происходит непонятное - смерти, смерти Что причиной всему этому? Поздно - трамвай уже не ходил. Она и в отчаянии, и в обиде на всех за то, что случилось с Юрием Андреевичем.

И ведь во многом она совершенно права. Оказывается, когда всё случилось, то перед этим у Адрианова кто-то был в гостях и привёз литр водки. Юрий выпил, и когда она пришла, он валялся на полу скрюченным. Возможно, это послужило толчком к воспалению. Так считают и врачи. Наташа плачет, в отчаянии. Как ей быть, что делать одной с больным и беспомощным. Она понимает все трудности, свалившиеся на неё. Но ещё страшнее остаться одной без средств к существованию.

Показал Владимир последние свои этюды, написанные в Ардатове и Васильсурске. Четыре букеты цветов очень хороши, художественны, с чувством. Она пухленькая, босоногая, в сарафане стоит на лужку, на пригорке, а за ней в вольном разливе Волга. Галина Алексеевна хочет их продавать, и надо ей в этом как-то помочь. Однокомнатная квартира на площади Свободы, бедность, но всё чисто, убрано.

Вроде бы можно было бы и для себя купить что-то, но куда девать. Галя, конечно, постарела, пополнела, но всё такая же доброжелательная, с мягким голосом. Пили на кухне чай, говорили о чём-то незначительном. Объяснил ей, в каких магазинах можно посмотреть журнал. По электронной почте отправил письмо М. Сразу выехал к нему, встретились. Николай Переяслов условился с ним, чтобы 8 июля провести выездной секретариат в Нижнем с приёмом в члены Союза писателей России.

Вечером уехали в деревню. На ближнем участке всё сделали. Там под яблонями нашёл целые земляничные поляны с красными, спелыми ягодами. Скосил траву до конца участка. С Николаем утрясли по составу гостей. Сошлись, что их не должно быть больше восьми человек. Радостный звонок от Кодина. Михаил Иванович получил моё послание с разбором его книги и искренне благодарен. Предлагает мне самому убрать лишнее, дополнить необходимые материалы и приехать в Москву на несколько дней, чтобы заняться книгой плотнее.

Думаю, это предложение надо принять. По электронной почте он послал мне приглашение на встречу 30 числа с Ж. Ирина приготовила, как всегда, хороший стол. Общением все остались довольны, что же касается свадьбы Для их совместной жизни Татьяны и Андрея никаких хороших перспектив в я не вижу, и считаю, что свадьбу надо отложить.

После всего этого с Ириной уехали в деревню. В дороге я всё горячился, доказывал, что их женитьба - ошибка. Больше отдыхали, собирали викторию, немного наводили порядок на участках. Чрезвычайно много любопытного в этих дневниковых записях после встреч с писателем. Он приехал на какое-то совещание, собираемое представителем президента в Приволжском федеральном округе С.

Принёс новую свою книжку. Пообещал, что два новых рассказа из книжки я напечатаю. Ведь там мой отзыв на его книги. Голос у того какой-то незнакомый, изменившийся, грубый. Пригласил меня прийти к. Я пообещал принести журнал с его публикациями. До обеда пошёл к Инягину ругаться, понёс свои деньги, чтобы он не сорвал публикацию книги А. Алексей Маркович переживает, а о журнале, привезу ли я его в Москву, спрашивает М. Алфёров заболел, и встречи не. С Инягиным всё утряс и к вечеру тираж был готов.

Весь день обзванивал и приглашал на юбилей журнала тех, кого бы мне хотелось в тот день видеть. Ногу отняли почти по бедро. Юрий Андреевич рад нашему приходу. Привёз ему журналы, которые, впрочем, как мне показалось, на него впечатления не произвели. И понятно - в таком состоянии. Кодина в социальном университете. Говорили о его книге, о том, что бы следовало ещё написать. Ночевал в гостинице запорожцев.

На следующий день с Виталиком так душевно поговорили за обедом в ресторанчике с аквариумами, что на поезд я запрыгнул уже на ходу в вагон с единственной открытой дверью, и затем через весь состав шёл к своему месту. Ещё бы несколько секунд и было поздно. С Розе полное взаимопонимание, обещает приехать в Нижний Новгород с семьёй.

Но я протопил обе печки и в доме тепло. Ирина с Наташей вымыли и убрали все помещения от сеней и веранды до верхних комнат. Когда приехал домой, то позвонил А. Тут затягивать никак.

Хоронили Виктора Фёдоровича в Кузнечихе. Я был на кладбище. Умер он внезапно в субботу. Остатки окончание выведенной вёрстки оставил Алексею Марковичу. Закончилось всё, как и обычно это бывает последнее время, почти скандалом. Ушёл не прощаясь с.

Сколько раз говорил себе, что с этими посиделками пора заканчивать. Горько от всего этого на душе. В пятницу он был в областной больнице у Адрианова и там столкнулся с В. Валерий Анатольевич заявил, что в Союзе писателей встреча по журналу проводиться не может, а сам он на ней присутствовать не.

По телефону разговор с Николаем Переясловым. Из Москвы приедут девять человек. В том числе из трёх литературных газет.

ВПЕРЁД! В НОВЫЙ ГОД!

Рассказал ему о плане мероприятий. Юрину отвёз вычитанную вёрстку книги. Мало чего нового и оригинального было сказано. Хотя экономическую ситуацию, пусть и бегло, Фадеев охарактеризовал как угрожающую из-за того, что правительство не знает, что сейчас делать. Все мои письма он получил. Не без переживаний, но забрал в типографии книжку 1 штуку стихов А. Москвичи приехали в восьмом часу вечера Переяслов, Шуртаков, Парпара, Дорошенко Сразу сели за стол.

Утром устроили гостям экскурсию по Кремлю и немного по городу. В итоге опоздали в Союз писателей на полчаса. Михаил Чижов, обиженный тем, что по его приёму в члены Союза писателей России ничего не решено, ушёл раньше. В Союзе нас уже заждались. Людей немного, но посторонних нет - все ко мне дружески настроенные - Александр Пашков, Анатолий Чепела, Лена Чернова, Нина Прибутковская, директор центральной городской библиотеки, А.

Половинкин, Евгений Позднин, Е. Начал встречу я, и передал слово Переяслову. Николай провёл всё хорошо, хотя по делу выступил относительно журнала только Парпара. Вообще, знакомство с ним у меня оставило самые добрые чувства.

Такие же получили Шамшурин, Ю. Всё время в зале была моя Таня с Андреем. Накрыли стол, выпили, и мы с делегацией уехали на турбазу в Киселиху. Жалею, что не переговорил и не пригласил с собой Евгения Павловича Титкова. Это всё от моей неопытности в подобных делах. В Киселихе - уха из стерляди, шашлык, прогулка по лесу и вдоль Линды, баня, бильярд.

За весь вечер выпил бутылку сухого вина. Вчера утром я всё-таки забрал пачку книг стихов Алексея Марковича. Сегодня все увезли их в Москву.

Много, как и всегда, говорили с Шуртаковым о журнале. Семён Иванович предложил кое-что дельное, но всё это надо переварить.

После отъезда москвичей я с ними доехал до посёлка Дачноговзял машину из гаража и отправился в деревню. Ещё восьмого Ирину с Наташей туда отвёз Сергей Шестак. Приехал к ним, попил чаю и лёг поспать. Делать ничего не делал, только пожёг в печи хворост. Из деревни уехали с Ириной. Наташа осталась на несколько дней пожить. Пусть отдохнёт, погуляет на свежем воздухе.

В своём неприёме в Союз писателей Михаил обвиняет. Что это я, бездельник, ничего не сделал. Они поехали с Шамшуриным в Москву всё решать, ничего не сделали, а вина на мне, хотя я ему ничего и не обещал. Зависть из-за приёма А. Коломийца в члены СП лишила мужика разума. В раздражении от себя из кабинета позвонил Чижову. В это время звонил М. Кодин от Сергея Глазьева. Сергею Юрьевичу понравился журнал.

Хочет на него подписаться. Кодин предлагает мне подготовить с Глазьевым интервью. Сделать это по электронной почте. Пашков напомнил о скором моём дне рождения. Надо же, совершенно забыл. Сказал, что дал команду готовить весь тираж, хотя деньги остаток долга ещё не перечислили. Хочется побыстрее закрыть эту тему.

Вчера у Пашкова встретился с Аанатолием Чепелой. Там узнал, что газета даёт материал о. От него услышал, что заметку о встрече в Нижнем Новгороде Николай Переяслов в газету уже передал.

Сам Саша заболел, потому у него всё и сорвалось. Стукнуло сорок восемь лет. Только вечером приехала наша Лена, немного посидели, отметили. На следующий день, пока они собирали ягоды набрали три ведра чёрной смородиныя писал вопросы для С. Глазьева и заметку о книге стихов Володи Шемшученко. Только этим и могу оправдать своё деревенское безделье вторые выходные кряду. Жаль, но под курицу-гриль опять много выпили. Звонил в Дербент Рагиму.

Сказал, что хочу приехать, написать о Дагестане очерк. Уже дома решили ехать втроём - я, Ирина, Наташа. От родителей Андрея в подарок передали адрес со стихами.

Инягин мне изрядно попортил нервы. Пообещал, что с завтрашнего дня начнут. Пока принёс Алексею Марковичу готовые двадцать книг. В пятницу запишем с ним для телевидения десятиминутное интервью. О чём говорить - пока не знаю.

Это для его авторской передачи. В кассах узнал, сколько стоят авиационные билеты в Дагестан. Полёт до Махачкалы одного человека - рублей. Пообещал Михаилу Ивановичу, что го приеду и останусь в Москве для работы над книгой. Поначалу Михаил Иванович был холоден, но потом потеплел. С Алексеем Марковичем с душой разговаривали о наших делах, рассказывали друг о друге, немного выпили водки под пироги Коломиец принёс новое стихотворение, сразу после нашей беседы им написанное и мне посвящённое.

Какой он всё-таки искренний и отзывчивый человек. Виталий тоже едет в Москву. Попросился к ним в Питер на несколько дней погулять по городу. Вроде бы не. Но в Москве всё обсудим. В Музее-квартире Горького записали короткое интервью - о журнале, пятилетии, обо. Кажется, вышло плохо, скучно. Я говорил без огонька и незаинтересованно.

Ладно, эту телевизионную передачу Пашкова почти никто не смотрит. Вечером купил билет на поезд в Москву и проехал в гараж, взял машину. Уже когда стемнело, с Ириной отправились в деревню.

Алексей Маркович планирует продержать меня на этой должности до конца года. Хотя я и предупреждал, что буду заниматься книгой без всякой оплаты. В деревне - всё началось с пробки у моста. Пришлось вернуться домой, поужинать и в одиннадцать вечера вновь отправиться. И всё равно, дорога оказалась забитой почти до самой Линды.

На следующий день топил баню, писал в своей комнате с открытым окном. В воскресенье всё повторилось - немного работали убрали чеснок, резали зелень, собирали ягодысмотрели моё интервью по ННТВ так и знал - очень неудачноетопили баню. Но уезжали с трудом. Выехали в девятом часу. Но ехали свободно, без пробок. Из гаража пришлось идти пешком. Аршак поделился своим впечатлением от пребывания в Нижнем Новгороде: Значит, даже постороннему взгляду это заметно. Дурацкий поступок - Пашков захотел выпить, и я его поддержал.

К нам присоединился фотограф Анатолий Чепела. Сидели у Каменных палат, близ церковной ограды на Гребешке. Сделано неряшливо, но хорошо хоть в таком виде главы книги М. Кодина и репортажи с заседаний Московского интеллектуально-делового клуба Клуб Н. Особенно оценил это, когда по телефону поговорил с Кодиным.

Михаил Иванович спросил - чего везу. Новость о вёрстке журнала его вдохновила. Завтра в Москве встретимся. Алексей Маркович разговаривал с Шестинским. Олег Николаевич думал, что мы от него отвернулись из-за его последних скандалов с Союзом писателей России. Инягин измотал своей необязательностью, да и просто враньём. Вывез от него остатки тиража журнала. Больше здесь печатать ничего не.

По Таниной аспирантуре разговаривали с профессором, доктором юридических наук Скляровым. Теперь решать самой Татьяне - будет она готовить диссертацию, или.

Сегодня же и Иринину коллегу обокрали средь бела дня. Просто беспредел и безнаказанность. У него в университетском кабинете говорили о его книге.

А там дальнейшее покажет и всю новую концепцию книги. Ясно, что это будет уже совершенно новая работа и название у неё должно быть новым. Михаил Иванович вроде бы согласился. До 20 августа я пообещал представить первую новую главу. После поехали на Бронную в клуб, где будет проходить встреча с министром культуры РФ Александром Сергеевичем Соколовым.

Пришло 46 человек - очень. Соколов говорил взвешенно, подготовлено. Но вся беда - финансы, после реорганизации министерства, остались в агентствах у Швыдкова и других, и ведут они себя довольно самостоятельно. Подробно о встрече буду писать репортаж. Перед обедом разговаривал с В. Со всеми по делу и с толком. Следующий день начался со встречи с М. Зачем-то поторопился купить билет на часовой поезд.

Вернулся в гостиницу за сумкой, потом в социальный университет. На этот раз о книге почти не говорили. Михаила Ивановича постоянно отвлекали, и времени потратил у него в кабинете. Правда, познакомился с золотодобытчиком Владимиром Павловичем Полевановым и получил от него для публикации статью и фотографии. Бегом поехал в Союз писателей России. С Валерием Николаевичем Ганичевым поздоровался только через порог и убежал, опаздывал на поезд.

Повторения прошлого раза, когда на ходу запрыгивал в вагон, очень не хотелось. Валерий Николаевич, наверное, обиделся. Оказывается, он лежал в больнице. Попал туда 9-го числа. Потому и на юбилее не. А Коломиец ездил к Адрианову. В понедельник обязательно нужно к нему сходить, повидаться в пятую больницу. С Сергеем Шестаком сегодня вечером поедем к. Если там останусь - попробую написать московский репортаж.

Вместо этого сегодня попробовали с Сергеем отремонтировать машину. Созвонился с Леной и Эдиком. Вместе поехали в Кунавино и замечательно отдохнули - шашлык, поздний ужин, баня. До 18 лет он, как оказалось, жил в Нижнем Новгороде. После уехал учиться в Москву в Высшее техническое училище.

Баумана, да так там и остался. По-моему, хороший, добродушный парень. Пообещал Борис, что в августе, с моим предисловием, их опубликует. Стало известно, что губернатором в Нижнем Новгороде будет первый заместитель московского мера Юрия Лужкова - Валерий Павлинович Шанцев. Может, что и изменится к лучшему. Всё-таки этот человек привык к другим масштабам, деятельный.

Вечером на поезде отбыли с Ириной в Санкт-Петербург. Вчера опять созванивался с Андреем Ребровым, должен встретить.

Андрей Ребров встретил вместе с Александром Беззубцевым-Кондаковым. Там нам с Ириной понравилось - всё удобно для отдыха. День прошёл в мотании по городу и питье водки. Ира прокатилась на катере по каналам и Неве. Тяжелейшая ночь из-за. Я страшно виноват перед самым родным и любимым моим человеком. Весь день хочется плакать, из-за того, что уже ничего не поправить. Обидеть, оскорбить Ирину, это всё равно, что обидеть ребёнка.